Цезарь: Крещение кровью - Часть 75

Читая в первый раз хорошую книгу, мы испытываем то же чувство, как при приобретении нового друга. Вновь прочитать уже читанную книгу — значит вновь увидеть старого друга.

Вольтер

Детальное описание беспроводной интернет в частный дом здесь.

Библиотека


3
Книга про астронавта
Существуют самые различные книги. Одни из них созданы для того, что бы развлекать читателя, другие
3
Экстремистская книга Квачкова
Книга под названием Кто правит Россией была названа экстремистской. Владимир Квачков – бывший
3
Книга для детей шокирует
Новая необычная книга, выпущенная в Казахстане, повергла родителей в шоковое состояние. А ведь
3
Новая книга Ковеларта
Дидье ван Ковеларт не так давно выпустил новую книгу с интригующим названием «Принцип Полины». В

Опрос на сайте

Любите ли Вы читать книги?
Да, читаю постоянно
Читаю редко
Нет, книги не читаю

Цезарь: Крещение кровью - Часть 75

Саша только тут понял, зачем тот сдал коня. Расставил' ловушку, теперь Саша получит мат через три, нет, четыре хода. Больше ему при всем желании не продержаться.

Отец прав: судью придется убрать. Затевать какие-то кампании со смещением и поздно, и ненадежно, и хлопотно. И сделать это должен Матвеев, за это говорили многие факторы. Во-первых, в Организации за ним до сих пор держится репутация папенькиного сынка, капризного шефского баловня. Даже среди своих никому в голову не придет, что это сделал именно он: не пошлет же Ученый, в самом деле, своего любимца на такой риск — попасться как нечего делать, Муравич все-таки судья, а не грузчик из винного магазина. Во-вторых, с точки зрения следствия у Матвеева нет никаких причин недолюбливать судью. Даже с его дочерью встречается не он, а Мишка. У них нет ничего такого, чтобы повздорить. И, в-третьих, он больше подходит для этой роли, чем Мишка: в толпе случайные свидетели

Быстрее обратят внимание на блондина, тогда как брюнеты менее заметны — их больше.

— Я мог бы заняться этим, — безразличным тоном, как если бы речь шла о том, кому идти за хлебом, обронил Саша.

Мат, безусловно, был неизбежен, но он увидел шанс продержаться подольше и сходил очень странным, на взгляд Маронко, образом.

— Что-то я не пойму, зачем ты так пошел, — задумчиво протянул тот. — Пора тебе выбираться из детских штанишек, пора. Пребывание в учениках тебе больше ничего не даст, я планирую поставить тебя — и Мишу, разумеется, — на серьезную работу. Но предварительно хотел бы убедиться, что у тебя хватит решимости на отчаянный шаг. Я мог бы поручить судью любому из «аварийщиков», но сделаешь это именно ты — в порядке экзамена.